Стихотворения автора Александра Евланова

Опубликовано Ноябрь 1, 2017 - Administrator в Стихотворения

Стихотворения автора Александра Евланова

Как же рад, что есть на свете

Как же рад, что есть на свете
Солнце, небо и земля –
В дивных красках на рассвете,
В новый день любовь вселяя.
Пробуждаешься с надеждой,
Будто ясная заря:
Хочешь лучше быть, чем прежде,
Всех вниманьем одарять.
Улыбнись, народец встречный,
Не утративший мечту.
Знаю что в душе сердечной
Сохранил ты доброту.
Я, как есть, твоя частица –
Плоть от плоти, крови кровь:
В гром всегда спешу креститься,
На неправду хмурю бровь.
Удручённый – чертыхаюсь
И плюю через плечо.
Не сперва, но всё же каюсь,
Коль неправ бываю в чём.
Верю в бабушкины сказки,
В чудеса и байки в них.
Верю в сны и бесов пляски
И в природу домовых.
Верю: нет совсем пропащих.
Даже в войнах брезжит мир.
Как сказал когда-то пращур:
Доброта спасёт наш мир!
Оттого явившись к богу,
Милосердьем одержим,
Не своей душе подмогу,
Но в сердцах прошу другим. –
Очень близким и любимым,
Дорогим родным, друзьям,
Неудачею гонимым
И по кочкам и по пням;
Неизвестному солдату,
За Отечество в строю,
Кто совсем не за награды
На себя огонь в бою …
Тем гвардейцам и сапёрам,
Постовым и часовым,
Кто России был опорой,
Да и будет таковым:
Дай им бог на все лишенья
Вместе с мужеством – и сил,
Чтоб ни капельки сомненья
И надёжен фронт и тыл!
Чтоб, вниманием обвиты,
Не стихала в жилах кровь.
Вы вовеки не забыты –
С вами вера и любовь.

 

*    *    *

Сколько грешников на свете

И спешащих согрешить,

Что у бога на примете

И погрязших ими быть.

Вдруг солгал когда-то маме,

Дико старшим нагрубил,

То как волк, сверкнув очами,

Деду выплеснул свой пыл.

После больше, дальше хуже

И уже (когда во сне)

Чёрти – чем с лихвой нагружен,

Не завязнуть бы на дне.

Слов не хватит перечислить,

Пальцев зло пересчитать.

А грешны во первых мысли,

Что подначивают стать.

Что – у нас в душу хранится –

Зависть? Злоба? Суета?

Отчего порой не спиться

И на сердце маета?

Не грешить совсем непросто …

Но душою не кривить

До родимого погоста

И весь мир мирской любить!

Жизнь – не ангельское пенье,

Но позывы детских лет

Будто рая дуновенье,

Благоденствующий свет.

Жизнь букашки или птицы,

Щепки или корабля:

Всё куда-нибудь стремится,

Лишь встречала бы земля.

Чудеса они от бога.

Хоть все страны прошагай,

В разных сказках их итогом

Счастье, а синоним « рай».

            

*    *    *

Воздаяньем и молитвой

От соблазнов уведи,

Чтоб, объят посильной битвой,

Дух остался невредим.

Чтоб душа не очерствела,

Но в любви растворена,

И не только уцелела,

Стала более нежна.

Чтобы зрело покаянье

В благодатственной тиши,

Очищая тем сознанье,

Клетки тела и души.

Оттого и красивее,

Лучезарнее собой,

И приятней, молодее,

И наружностью другой …

Вот такого бог решится,

Когда надо – в божий рай …

Но тогда давай поститься.

Ну же, грешник, начинай!

            

*    *    *

Тургенев

Написал о деревне поэму

И Белинским премного польщён,

Что затронул народную тему,

Где побои, насилье и стон.

О крестьянах печалился очень,

Чтоб свободу скорей обрели.

Так везде прозорливые очи

Подмечали изъяны земли.

И читатели вместе с тобою

В ночь на Бежином грелись лугу.

Там мальчишки в сердцах меж собою

Распрягались, что конь на бегу.

Заступившись за Гоголя словом

В некрологе о смерти его,

Ты к усадьбе надзором прикован,

Чтоб печатать не смел ничего.

Но в угоду властям не унялся:

Трогать душу, цензура, не смей! –

И проблемой семьи занимался,

Отношеньем отцов и детей.

Говорил о любви поэтично,

Где не только ценил красоту,

А и преданность, патриотичность –

Как особую русских черту.

Так и сам был влюблён ненароком

Ты в испанку мадам Виардо

И прожил верно друг недалёко,

Тихо вхож в тот таинственный дом.

И увы, не понять то участье

Вольнодумца в игривом вине:

Той любви не отмерено счастье,

Только строкам письма на огне;

Под конец самым дружеским словом

Объяснился с великим Толстым,

Умоляя чтоб снова и снова

Не скупился талантом своим …

И хотя обручён с заграницей,

Но трезвит упоительный хмель.

Оттого только родина снится

Средь чужих языков и земель.

Добровольный изгнанник все годы

Лишь о счастье народа мечтал

И Россией, средь райских угодий

Ты неистово, жадно дышал.

И тебе уготовано было

Возвратиться однажды домой.

Дым отечества горький, но милый …

Мужичок твой свободный с тобой!

 

У безделья язык пустомеля

 

У безделья язык пустомеля.

Та болтливость не славный удел:

Вникуда словоблудием целясь,

Потревожить лишь воздух ты смел.

 

Разве этим, сказав прямодушно,

Достославна людская душа,

Трепыхая случайные уши,

Равнодушно на время дыша?

 

Человек он венец всей природы, —

Как там сам о себе говорит.

Он слагает и сказки, и оды,

Если вдруг, вдохновеньем горит.

 

Рассторопен в любви объясняться

Красноречья чудным языком

И в словах до небес подниматься,

Благородья безумным влеком…

 

Но порой многословья болтливость,

Что брюзжат несуразно уста,

К сожаленью не чудо, не диво –

Суета, суета, суета!

Как же в скромности не громогласны

Те земные отцы-мудрецы.

Изреченья их кратки и ясны,

Хоть по жизни они и творцы.

 

Их словам не всегда рукоплещут,

В благодарность гроши не суют,

Но мудроты их, верно, утешут

И в душе народится уют.

 

Татьянин день

Свято чтут в Россие Татиану,
Мученицу древне-римских лет,
Что у христиан глубокой раной
Памяти незгладимый след.
Был в Москве при Катерине строен
Первый отчий Университет
И Домовый храм во ИМЯ кроен
Той святой, ученья божий свет;
Гений Пушкин и в миру заставил
Милую Татьяну полюбить
И навеки вечные прославил,
Что родней уже не мыслим быть.-
Девушки мечтательной, сердечной,
По добру наивной и простой,
Вот и ставшей в жизни скоротечной
Русскою душой и красотой.
А в быту студенты в день Татьяны
Шумные мальчишки – пацаны:
Взбалмошны, игривы, вздорны, пьяны,
Веселы и хором озорны.
Сущность их вовсю тогда бунтует,
Без оглядки на житье-бытье.
Их радетельницу поминают в суе,
Не обременяя дух быльем.
Им ничто казалось бы не нужно!
Только бесшабашность та пройдет,
Будет пыл заботами нагружен:
Жизнь рядить и их придет черед.
Танечка, Танюша, просто Таня.
Как тебе приятней и зови…
А однажды той радушной станешь
И по жизни главной визави.
Оттого мне жинкою Таняшка,
А «Танюшкой» потчую сестру.
Устроительница – божья пташка,
В радость да ко всякому двору.
Всякожды и поминай родного,
Страждущего над твоей душой,
Ангела небесного святого,

***

Коль исстари священные былицы

Нам дороги значением судеб,

Люблю внимать я Библии страницы –

Чтоб не был в жизни немощен и слеп.

 

Спешу познать: откуда есть начало

Плодящихся грехов всего и вся,

За что Адама с Евой покарала

Соблазна любопытная стезя.

 

И отчего на злых людей живущих

Слезами божьими излился гнев,

А Ною он в потоках вод ревущих

Спасеньем дал с ковчегом кров и хлев;

 

С лица земли, всевышнего укором,

За грязное бесчестье и разврат

Снесён Содом в мгновенье и Гоморра,

Отвергнутые в вековечный ад!

 

Все те несчастья от утраты бога,

Соблазнов бесконечные грехи,

Что бедствия и драмы их итогом,

Последствия плачевны и плохи.

 

И с верою дорога не из лёгких,

Сопутствуют не кущи, не цветы:

Житейские овраги и пригорки …

Но нет в душе сомненья маеты!

 

Свод заповедей всякому понятен:

Вовеки не убiй и не кради,

Не лжесвидетельствуй, не будь развратен,

Не смей желать чужого и судить;

 

Люби отца и мать и почитай их,

Не сотвори кумира, не груби.

О боже не судачь ни даже тайно,

Но искренно всей сущностью люби!..

 

Всё то — сердец природная душевность

И светлых душ сердечных доброта,

А по иному наша человечность

                        Рождество

Долог путь из Назарета в Вифлеем

И непредсказуема дорога.

Всякий холм обманчив, куст пуглив и нем.

Их в пустынном царстве слишком много …

Озаряя светом горизонта круг,

Властно рвётся солнце выше, выше

И на всё живое изо всех потуг

Беспощадным зноем жжёт и пышет.

От усталости вот – вот повалит с ног.

Это ли людских усилий мера?

Только промысел, святой видать, помог –

Показалась на пути пещера.

Пастухи с отарой здесь частенько жгли

Жаркие в ночах огней кострища.

И Иосиф тут с Марией обрели

Временное тихое жилище.

Так приятно сердцу пламени тепло

И растреск и сучьев, и поленцев …

Заполночь Марии непорочный плод

Народился ангельским младенцем.

На душистом сене, прочной нитью сшив,

Мех овечий выстелили в ясли.

Богоматерь нежно чудо уложив,

Села рядом. Взгляд её был счастлив.

Как же он прекрасен славный Божий Сын!

В нём таким теплом искрились глазки …

С чистой светлой кожей гладкой без морщин,

Что в тени рассвечивали краски.

К пастухам сидящим у костра в ночи,

Ангел тот же миг с небес спустился.

Молвил он: грехи чтоб излечить,

В Вифлееме Божий Сын родился.

Именем он назван Иисус Христос.

Ваш людской поборник и спаситель.

Спеленатый, в яслях, как дитяти прост, —

Молвил да и взмыл как небожитель.

Тотчас в светлых чувствах, в поисках пути,

Дабы укрепить свой дух и веру,

Чтоб надежду на спасенье обрести,

Пастыри отправились в пещеру.

Увидав младенца в заревых лучах,

Пришлецы упали на колени.

Отдали поклонов глубочайший взмах,

А душой хвалебное моленье.

Всюду, где встречали путников они,

Извещали о рождённом Боге.

За него молились все земные дни

В каждом доме, на любом пороге …

Радуйся безмерно весь крещёный мир. –

Сколь веков на то имеешь право …

Благости и счастье, детский гул и мир

Во Христе. Творцу любовь и слава!

 

Рождество Христово

 И из милосердия просто за так,

Идущие силы излейте.

Наверно то будет уже не пустяк,

Что по христиански болеете.

Пусть капля, копейка, пожатье руки

Иль взгляда всего – лишь улыбка.

Ведь ваши посылы дыханьем легки,

Сердечность никак не ошибка!

Поставил Угоднику божью свечу,

За здравье живых помолился, —

Чтоб силы и бодрости всем по плечу,

В случайности не оступился …

Всё это вернётся когда-то назад –

Приветствием, дружеским словом.

Ты в ссоре всегда примирению рад,

В ненастье распахнутым кровом.

И солнце на нас не жалеет тепла,

И ветер своих дуновений.

А наша душа добротою полна

И чувственных прикосновений.

Дарите, дарите, дарите добро:

Не ограничены планки.

Деяние это вовек не старо –

Душа не имеет изнанки.

 

Вера

 Светом незримым проходит сквозь жизнь,

Чтобы нельзя было сбиться.

Чтоб не мерещилось – вроде, кажись …

В чаяньи не отступиться.

Божия вера горит маяком,

В вечности не угасая.

Неким живым в полутьме светляком,

К цели всегда направляя.

В бурях душевных, в сомненьи, в чаду

Только она проводница.

Путнику всюду она на виду

Яркой звездою искрится.

         *    *    *

Возрожденьем и молитвой

От соблазнов уведи,

Чтоб объят посильной битвой,

Дух остался невредим.

Чтоб душа не очерствела,

Но в любви растворена,

И не только уцелела,

Стала более нежна.

Чтобы зрело покаянье

В благодатственной тиши,

Очищая тем сознанье,

Клетки тела и души.

Оттого и красивее,

Лучезарнее собой,

И приятней, молодее,

И наружностью другой …

Вот такого бог решится,

Когда надо – в божий рай …

Но тогда давай поститься.

Ну же, грешник, начинай!

               *     *     *

Нисходит духовная лишь благодать,

Как следом умиротворенье

И хочется всех обнимать – целовать

С особеннейшим наслажденьем.

Пусть солнце спросонок лежит в облаках,

Но встречные лица сияют.

Одаривать каждого жаждешь в сердцах –

Радушно, в глаза, без утая.

Та радость не полная ведь одному …

И все торжествуют миряне

Взошествию света, изгнавшего тьму,

Поскольку душой христиане!

Две тысячи лет как живого Христа

Распяли, как тать, иудеи.

Об этих страданиях сжаты уста,

Но чувства от боли острее …

А что передумал за эти три дня

В мученьях своих назарянин? –

Простил всех врагов, милосердье храня,

Хоть до смерти ими изранен.

Ему бесконечные стрелы – плевки,

Насмешки, ругательства, крики,

Старейшин и книжников злые смешки

И стражи колючие пики.

Он вынес и вытерпел, подлинно всё –

От мук до хулы униженья …

А от надругательств во ИМЯ спасён

Святого им предназначенья.

Так радуйся иже любой гражданин:

Уже просиявший и грешник. –

Навеки веков богоматери сын

Душою и телом, и духом един,

Из мёртвых, изыди, воскресший!

              *     *     *

Христос воскрес! Христос воскрес! –

Ликует мир крещёный.

Благая весть звучит с окрест.

Все храмы оглушёны.

Украшен богочтимый люд

В нарядные обновки,

Ведь красота не пересуд –

В улыбках губки, бровки …

Уже давно освещены

В церквях кулич и пасха

И колют яйца пацаны

Смеясь и без опаски.

И торжествует по стране

Народ наш православный.

Ему воистину – вдвойне

Сей праздник самый главный.

Христос воскрес! Христос воскрес! –

Тебя всяк встречный крестит:

И ты ему наперекрест:

Воистину воскресе!

 

ПУТЬ

Из того пионерского детства

Без икон и свечей, без молитв,

Мне религии тайные действа

Что иной, неземной жизни ритм.

Представлялись намеренно чуждым,

Недостойным идей Ильича,

Наслоеньем вовеки не нужным

Ни при смерти и не сгоряча.

Только душу (коль есть) не обманешь

И она не солжёт, невзначай –

Коль запретами истины ранишь,

То захочешь узнать – где он рай?

В любопытстве стезя пониманья

Всё яснее с прочтением книг,

С кинофильмами долей признанья

Всё желанней приятия миг.

От шедевров струит наслажденье,

Льёт божественная красота.

«Рождество», «Богоматерь», «Крещенье» —

Как предтеча «Явленья Христа…»

Ты решившись явился к порогу,

Озираясь по сторонам.

Постучался тихонечко к богу.

Дверь мгновенно откроется вам.

Плохозрячий, вдруг подняв забрало,

Я увидел — где вера жила…

Вот откуда отчизна стояла,

Вот откуда и силушка шла!..

Знать не зря православные люди

Все года приходили сюда:

То ли праздник, житейские будни

Иль несчастье, иль горе, беда…

Те святые иконные лики,

На растрескавшихся письменах,

Благодетельствами многолики.

Как же не почитать их в веках?

Не умея, учусь я перстами

Триедино в щепоть всем гуртом,

Сам себя же со взмахом волнами

Осенять православным крестом:

Ото лба на живот опускаясь,

Неспеша, чередою плечо

Чинно — справа и слева касаясь

И в поклон глубоко, горячо!

Боже праведный и справедливый,

Неразумного – образуми

И наставь той души горделивой,

Дух на лад, на радушье, на мир.

Путь начертан. Христос – верный компас

В океане житейских морей.

Как по глади, — ты помнишь – он топал?

Цель – стремленье, так двигайся к ней!

 

А где парю тогда — не знаю.

О да, есть высшая свобода
Не власти тела, но души,
Когда божественна природа
Не в суете живет — в тиши.

Ее движения неспешны,
Желанья редкие скромны
И оттого-то и безгрешны
Поступки в чаяньях видны.

Порывы чувств нет, не напрасно
Приятствуют в благих делах,
Ведь все вокруг тебя прекрасно
И добродушен каждый взмах.

И я, когда во вдохновеньи, 
Не замечаю стылый шум:
Скрип двери, ветра дуновенье,
В углу шуршанье… Я пишу.

А где парю тогда — не знаю.
Блаженен в воле той любой
Поэт, кто предается раю
Своей задумчивой мечтой.

 
Поставте оценку по пятизвёздочному оцениванию

1 Комментарий к “Стихотворения автора Александра Евланова”

  1. СИТНИКОВ АЛЕКСАНДР
    Ноябрь 20, 2017

    Честный искренний взгляд — ВЕРА как жизнь а не «кажись».ЗДОРОВО.

     
    Ответить

Оставить комментарий