Евгений Крестьянников. Старый друг

Я чистил кадило в пономарке, натирал пастой и глядел в свое отражение на булатном покрытии получашечек. Одновременно положил на «электричку» круглый уголек и клацнул включатель. Знакомый голос послышался мне из храма, будто что-то теплое и родное сердцу.

— Дядя Ваня, — подумал я. — Похожий голос. Как давно я его не видел, уже несколько лет. Он жил у нас в поселке. Задолго до этого, являл собой «успешного человека». Раньше жил в мегаполисе, имел магазины на центральных улицах, жил в двухэтажной квартире на берегу реки. Была квартира на Юге у моря, дорогая машина — полный набор «успешного человека». Да вот кость поперек горла застряла у его успешности в окружающем обществе.

Дядя Ваня уверовал в Бога.

В какой момент это случилось, не помню. Кажется, он и не говорил. Но одаренный ум и феноменальная память, унаследованная генетически от отца профессора, начали черпать и складировать в своих недрах бездонный свет православия.

В то время среди высших слоев населения, как он рассказывал, стало модно ходить в храм. И нередко замечали там усердно молящегося дядю Ваню – порою даже ниц преклонившегося перед Всевышним Богом. Непонимание, тайные насмешки и осуждение вызывал он среди своих «друзей». Даже супруга ему говорила:

— Да ты посмотри, с тебя весь город смеется.

— Так многие в храм ходят, — отвечал он.

— В храм-то ходят. Так ты ж лоб себе разбиваешь!

Жена также не разделила его выбор. Благодаря одаренности, он быстро выучил молитвы и лежа в кровати рядом с женой, про себя вычитывал утренние и вечерние молитвы. В храм стал ходить в субботу, а не в воскресенье. Этому способствовал длительный, до обеда, сон супруги, пребывавшей с пятничного вечера в ночном клубе.

В конечном итоге они развелись. Делить ничего не стали. Дядя Ваня отдал жене все, а сам уехал. Купил домик в нашем поселке и недорогую машину «девятку».

Долгие годы он пономарил в нашем храме. С друзьями начал заниматься земледелием, сеяли культуры на полях. Любая встреча с ним сопровождалась приятной беседой. Некоторые называли его ходячей энциклопедией. Моментально запоминая все, что прочитывал, дядя Ваня делился со всеми вокруг. И как сильно это иногда помогало в трудную минуту.

Я стал пономарем, когда он совсем уехал. Мне достался его стихарь. Именных не было, но, учитывая высокий рост дяди Вани, его стихарь почти в самый раз подошел на меня. А какая честь для меня в этом. Периодически мы созванивались. Впоследствии списывались через мессенджер. Много времени он провел в монастыре на послушаниях, но монахом стать сил пока не хватало. Последнее время связь оборвалась. В мессенджер он не заходил, и телефон был отключен. Мы полагали, что он мог окончательно уйти в монастырь.

 

Знакомый голос послышался в алтаре, а за ним – приветливый голос нашего настоятеля. Я выключил «электричку» и повесил натертое кадило. Сделал пару шагов в сторону алтаря, как в дверях предо мной стоял наш дядя Ваня. Высокий и родной. На нем был епитрахиль и наперсный крест. Теперь его звали иеромонах Мелетий.

— Благословите отче, — я сложил руки под благословение и крепко обнял старого друга.

Эта история частично достоверна, имеет реальную основу. Только зовут героя не дядя Ваня и иеромонахом он пока не стал. Остальное просто приснилось автору, и он решил это записать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *