Рождество Христово из романа «Богородица» авт. П. Алёшкин

Пётр Фёдорович Алёшкин — советский, а затем российский писатель и издатель.

        С Рождеством Христовым! Вот как появился на свет Спаситель!!
                        Глава  из романа Петра Алёшкина «Богородица».

                                          РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

                                                                 1
Однажды Иосиф вернулся из синагоги озабоченным, встревоженным. Вошёл в комнату Марии, хмуро окинул её взглядом, спросил:
— Как Ты себя чувствуешь? Ничего не беспокоит?
Мария улыбнулась благодарно Иосифу за его заботу, ответила:
— Мне на удивление покойно. Говорят, что в моём положении женщинам тяжко бывает, а я никакой тяжести не чувствую.
Она видела, что Иосиф обеспокоен чем-то после собрания в синагоге, чувствовала, что беспокойство это связано с Ней, но не спрашивала, что случилось: если Иосиф сочтёт нужным, сам расскажет.
— Скоро роды? Как думаешь?
— Не знаю, — снова улыбнулась Мария. — Я себя хорошо чувствую, — повторила Она.
— Может, повитуху пригласить? Она посмотрит, скажет.
— Рановато, должно быть…
— Император Август всенародную перепись затеял, — вздохнул Иосиф. — Срочно надо идти в Вифлеем, город Давидов. Только там записывают потомков царя Давида. А это четыре дня пути. Выдержишь ли…
— Что же делать? — со смирением ответила Мария. — Если нельзя избежать, надо идти. Дойдём с Божьей помощью.
Иосиф ещё раз с сомнением, грустно осмотрел Марию, качнул головой, проговорив:
— Что ж, пойду собираться, на рассвете выйдем. Я возьму осла, на нём Ты поедешь, и вола. Продадим, там нам деньги будут нужны. Захвати с собой всё, что пригодится для родов. Не дай Господь, в пути случится.
Утром Иосиф усадил Марию на оседланного осла, взял вола, и они потихоньку тронулись в долгий путь.
«Кем мне записать Её? — думал в дороге Иосиф. — Женой? Стыдно. Ведь это не так. Дочерью? Но все знают, что она мне не дочь… Господи, подскажи, что мне делать!»
Трудную дорогу Мария перенесла достойно. Когда становилось холодно сидеть на осле, слезала и шла пешком. Согревалась, уставала, снова садилась на осла. Ночевали в селениях у знакомых. Так потихоньку на четвёртый день к вечеру пришли в Вифлеем. Подходили к городу среди большого скопления народа. Род Давидов был многочисленным. Со всего Израиля тянулись люди в родной город. Иосиф рассчитывал остановиться у своего дальнего родственника Нуделя, сразу направился к его дому. Нудель встретил его приветливо, но с горечью развёл руками:
— Смотри сам, Иосиф, дом забит людьми. Со всего Израиля у меня родственники. Даже места на полу нет. Не буду же я их выгонять. Приютил на ночь, а потом — идите вон. Сходи к Матфею, у него тоже гости, но дом побольше, может, найдёт местечко хотя бы на полу.
Но и у Матфея дом был переполнен. И у его соседей не было свободного места. Стемнело, мороз становился сильней, а приюта не было. Хоть на улице ночуй. Много людей торопливо искали ночлега. С отчаянием на душе стоял Иосиф на улице на окраине Вифлеема. Вдруг вспомнилось ему, как он лет двадцать назад ночевал с пастухами в пещере. В ней было стойло для скота. Помнится, тогда в пещере была солома, сено. Там всё-таки теплее, чем на улице. Иосиф направился туда.
В пещере он зажёг свечу, осмотрелся. По земле была разбросана солома для подстилки скоту, в яслях было сено. До утра перебиться будет можно, решил Иосиф. Он приладил свечу на выступе в стене пещеры, расседлал и развьючил осла. Привязал его и вола к яслям. Толстым слоем натрусил сена в углу пещеры, расстелил на нём овечью шкуру, сверху кинул покрывало.
Пока он готовил для Марии постель, Она беспокойно ходила по пещере, придерживала руками живот и тихонько постанывала. Потом нагнулась к мешку и стала вытаскивать из него тонкие белые пелена, которые захватила с собой на случай, если придётся рожать в дороге.
Увидев Её приготовления, Иосиф спросил тревожно:
— Схватки?
— Кажется, начинается, — с волнением в голосе ответила Мария.
Иосиф взял Её за руку, подвёл к приготовленной постели, приговаривая с беспокойством и состраданием:
— Приляг, приляг, отдохни… Может, просто умаялась в пути…
— Нет, я чувствую, начинаются…
Иосиф помог Марии лечь на овечью шкуру, укрыл покрывалом.
— Пить хочешь? — спросил он.
Она покачала головой, отказываясь.
Иосиф взял мех с водой, положил его рядом с ней и сказал:
— Мария, я пойду за Саломией, повивальной бабкой. Она поможет тебе. Потерпи немного… Я быстро.
Она кивнула, соглашаясь.
Иосиф торопливо вышел из пещеры и направился в Вифлеем. Душа его разрывалась от сострадания Марии и от стыда, что не смог он найти достойного места для Её родов. Оставил одну среди ночи в пещере в холоде и мраке. Никогда ещё он не страдал так от своей старческой немощи и беспомощности. Слёзы сами текли по его щекам. Он не замечал их. Быстро шёл по улице Вифлеема. Ночь звёздная, светлая. Тихо на улицах города, ни огонька в окнах, спят все. Полночь.
Саломия проснулась неохотно, выслушала Иосифа и стала собираться, недовольно кряхтя и постанывая. Иосифа она знала давно, знала как бедного плотника. Чувствовала, что заплатит за труд он ей немного, а провести с роженицей придётся всю ночь. Да ещё в пещере, на холоде. Шла по улице неспешно.
— Успеем, — отвечала она Иосифу, когда он пытался её поторапливать. — Взгляни, звезда какая на небе. Сроду такой не видала. Как солнце сияет.
На небе действительно ярко горела звезда, освещала дорогу. Когда Иосиф шёл в Вифлеем, он не видел её на небе или не замечал из-за волнения и торопливости.
— Это хорошо, — ответил Иосиф. — Дорогу видно, как при луне. Идём быстрее, Саломия, Мария одна мается.
— Успеем…
Но они не успели. Мария родила без их помощи, спеленала Младенца, положила в ясли и прилегла на постель. Встретила Иосифа и Саломию со счастливой улыбкой, спокойно.
— Как же ты одна… — ахнул тревожно Иосиф. — Настрадалась!
— Ничего. Мне не больно было, — улыбалась Мария покойно.
— Ты хоть обмыла Младенца-то? — спросила Саломия, недоверчиво оглядывая пещеру, перепелёнатого Младенца в яслях, видимо, спокойно спящего, вола и осла около Младенца. Ей показалось даже, что они дыханием своим согревают Новорождённого.
— Он чист был.
— Чист? Как это чист? — усмехнулась недовольно Саломия. — Люди в крови рождаются.
— Не было крови. Ни капли…
— Не было ещё такого, чтоб крови не было, — сердито сказала бабка, вглядываясь в Марию, по виду которой трудно было представить, что Она только что родила ребёнка. Она не казалось ни измождённой, ни измученной, какими обычно бывают женщины сразу после родов, даже если они рожают в тепле на мягкой постели в окружении близких людей и помощниц.
— Мария от Святого Духа понесла. Непорочной была, непорочной и осталась, — пояснил кротко Иосиф.
— Она не жена тебе? — взглянула Саломия на Иосифа. Она ничего не поняла из его слов. При чём здесь Святой Дух? И как это можно остаться непорочной после родов? Старческий бред какой-то. Неужто Иосиф разум утратил?
— Мария выросла в храме Господнем, а я по знамению получил Её в жены, но Она не жена мне. Я просто Её обручник, а зачала Мария от Духа Святого, — пояснил Иосиф.
— Не верю я тебе, — рассердилась Саломия, считая, что он подшучивает над ней. Или сам не понимает, что говорит. Сорок лет она принимала роды и ни разу не видела, чтоб женщина рожала без боли.
— Но это так. Господь свидетель, — прижал руку к своей груди Иосиф, пытаясь убедить повитуху.
— Не поверю, пока не проверю.
Саломия решительно отбросила покрывало с Марии, взялась за подол Её платья, намереваясь поднять его на живот Марии, и вдруг резко вскрикнула от острой боли, отдёрнула руку, прижала её к своей груди и завопила дурным голосом:
— Огонь! Огонь! Огнём горит! Ой! Я руку совсем не чувствую, — заметалась она по пещере.
— Прикоснись к Младенцу. Возьми Его на руки, — морщась, сказала ей Мария.
— Как же я его возьму? У меня рука отнялась, а-а-а! — выла от боли Саломия.
— Возьми, возьми!
Саломия метнулась к яслям, где лежал Младенец, прикоснулась к Нему больной рукой, потом взяла на руки и сразу перестала стонать. Подержала с недоумением Младенца на руках, вглядываясь в Его лицо, потом осторожно положила назад в ясли и упала перед Ним на колени.
— Господи! — воскликнула она. — Прости меня, Господи! Велик для меня день этот, я узрела явление небывалое. Душа моя возвеличена, глаза мои увидели чудо, родился долгожданный Спаситель наш.

                                                                                 2

Неподалеку от той пещеры, в которой родился Христос, находилась башня Адер, в которой жили пастухи. Они не спали, сидели у костра, грелись, разговаривали. Один из пастухов, крепкий, широкоплечий, рассказывал, как он однажды встретился в степи лицом к лицу со львом. Чёрные глаза его горели при свете костра, а иссиня чёрные волосы отливали блеском. Как только он произнёс слова: — Замер я на миг, глядя прямо в глаза льву! — у входа в башню вдруг вспыхнул лучезарный свет среди ночного мрака и из него возник совсем юный мужчина с ослепительным лицом. Пастух умолк. Слушатели его застыли у костра, с трепетом и ужасом вглядываясь в архангела Гавриила, щурясь от слепящего света.
— Не бойтесь! — успокоил их архангел. — Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: родился Спаситель, Который есть Христос Господь. Родился он в пещере неподалеку от вас, там, где стойло для скота, лежит в яслях на сене.
После этих слов архангела в тот же миг с небес донеслось ангельское пение: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение!»
Как только пение закончилось, архангел, а вместе с ним яркий свет исчезли. По-прежнему ночную тьму рассеивал только огонь костра.
Ошеломлённые пастухи молчали.
— Что это было? — испуганно прошептал в тишине самый молодой пастух. Сидел он с застывшим безусым лицом.
— Ангел Господен, — хрипло ответил ему другой, тот, что рассказывал о встрече со львом перед появлением архангела.
— Пещера, о которой он говорит, в известковой горе. Мы там днём были, — сказал третий, сжимая ладонями свои щёки и потирая седую бороду.
— Неужто вправду долгожданный Царь Иудейский родился? Все его ждут, — снова прошептал молодой, на этот раз с надеждой в голосе.
— Ангелы сами по себе не являются. Он послан нам Господом, — уверенно ответил второй, черноволосый. Он успокоился быстрее, чем молодой и старый пастухи.
— Почему именно к нам? — спросил безусый.
— Может, Младенец Спаситель или Матерь Его нуждаются в помощи. А ближе нас к ним никого нет, — поднялся седобородый. — Надо идти.
— Да, — решительно вскочил второй, чернобородый. — Холод, мороз… Захвати наши одеяла, — приказал он молодому.
Пастухи поспешно направились к пещере. Ещё издали они увидели необычный свет, исходящий из неё. Удивились, костёр, что ли, там такой яркий горит. Но свет исходил от Младенца, лежащего в яслях. Пастухи, ни слова не говоря Марии и Иосифу, которые с удивлением смотрели на них, упали на колени перед яслями, поклонились Младенцу. Потом они рассказали Марии и Иосифу об ангеле и его словах. Мария умилённо слушала их рассказ, запоминая каждое слово. Слушала и вспоминала слова Елисаветы при встрече: «Разве могла я мечтать, что ко мне придёт Мать Господа моего?» Вспоминались и слова архангела Гавриила в Её комнате в доме Иосифа: «Родишь Сына, и наречёшь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречётся Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца». Слушала и думала с душевным восторгом: «Неужели Её сын, Её Младенец, Который теперь мирно спит в яслях рядом с волом и ослом, это и есть ожидаемый всеми будущий Царь Иудейский?»
Пастухи будут потом рассказывать о явлении им ангела, о рождении Спасителя всем свои знакомым, и все слушавшие их будут удивляться, верить и не верить им. Большинство подумают с надеждой, что наконец-то Царь Иудейский, о котором давно предупреждали пророки, явился на землю. Некоторые сразу же направятся в пещеру, надеясь увидеть там Спасителя и поклониться ему. Но Иосиф с Марией и Младенцем ранним утром покинули пещеру, отправились на перепись в Вифлеем, где Иосиф сумел-таки найти убежище для своей семьи.

                                                                               3

В ту ночь, когда в пещере Мария родила Иисуса Христа, в Персии молодой человек по имени Гаспар как всегда наблюдал за движениями звёзд на крыше большого дома своего богатого отца. Он хотел убедиться в правильности утверждений своих учителей волхвов Мельхиора и Вальтасара, которые днём говорили ему, что Марс сегодня ночью переместится в другое созвездие. В полночь прямо на глазах у Гаспара на западе неожиданно засияла большая звезда. Казалось, что она висела над землёй ниже, чем другие звёзды. Гаспар растерялся, не поверил своим глазам. Но звезда, вот она, не исчезала, не тускнела, не двигалась, висела на одном месте над землёй. Что бы это значило? Откуда она появилась? Взволнованный Гаспар сбежал по лестнице вниз, выскочил из дому на улицу и заторопился к дому Мельхиора, чтоб сообщить ему о непонятной звезде. По пути он не спускал глаз со звезды, опасаясь, что она исчезнет и старец Мельхиор его высмеет, скажет, что ему померещилось. Подумает ещё, что он, Гаспар, выпил слишком много вина, потому-то ему мнятся необычные звёзды. Но звезда по-прежнему спокойно и ярко освещала землю. Вдруг Гаспару вспомнились слова старого друга Мельхиора еврея Марка, который говорил, что, по словам израильских пророков, скоро на землю должен явиться Мессия. Марк даже приводил слова пророка Валаама: «Вижу Его, но ныне ещё нет. Зрю Его, но не близко. Восходит Звезда от Иакова и восстаёт Жезл от Израиля, и поразит князей Моава». Марк утверждал, что, когда родится обещанный Царь, на небе появится новая звезда. Не об этой ли звезде говорил Марк? Может быть, родился Мессия, Царь Иудейский? Ведь звезда появилась в том месте, где была Палестина.
Слуги Мельхиора сказали Гаспару, что хозяин на крыше, изучает звёзды, и Гаспар побежал по ступеням наверх. Влетел на крышу, увидел яркую звезду на небе на своём месте, увидел Мельхиора и крикнул, тяжело дыша от быстрого бега по лестнице:
— Вы видите?
— Давно наблюдаю… — спокойно ответил Мельхиор. — Необычная звезда. Она не движется, не подчинена законам движения небесных светил, стоит на месте. Такое впервые вижу за свои годы. Никогда не слышал ничего подобного даже от учителей своих.
— Вы помните слова Марка… его слова о Царе Иудейском…
— Да, помню, я тоже думал об этом, — сказал Мельхиор, оглядываясь на звук торопливых шагов по лестнице.
К ним присоединился возбуждённый Вальтасар. Он тоже считал, что пророчество израильских мудрецов сбылось, родился Мессия, Царь Иудейский, царству Которого не будет конца. Волхвы решили, не медля, идти в Иерусалим, чтобы увидеть Мессию своими глазами, поклониться Спасителю, принести Ему свои дары.
Утром они навьючили верблюдов, взяли в качестве даров Царю Иудейскому золото, ладан и смирну (драгоценное благовонное масло). Золото они хотели принести Ему как Царю, ладан — как Богу, а смирну — как Человеку смертному (в то время умерших помазывали маслами, смешанными с благовонной смирной). Вместе со слугами направились по песчаной и пустынной дороге в Палестину. Днём, когда поднялось солнце, чудесная звезда не исчезла, не потускнела, всё время шла впереди каравана.
Наконец дошли волхвы до столицы иудейского царства Иерусалима и стали спрашивать прохожих:
— Где родившийся Царь Иудейский?
— Какой царь? У нас царь Ирод. Мы не слышали, чтоб у него кто-то родился, — удивлялись прохожие. — Спросите у царских слуг, может, они знают.
Но слуги царские тоже ничего не знали о рождении Царя Иудейского.
— У нас один царь, царь Ирод, — ответили они волхвам.
— Мы видели звезду Его на востоке. Она привела нас сюда. Мы должны поклониться Ему, принести дары.
— Несите ваши дары Ироду. Он примет их, — отвечали им царские слуги.
По степенному виду персидских учёных, по роскоши их каравана жители Иерусалима приняли их за видных богатых особ с Востока, поэтому расспросы их о будто бы родившемся Царе Иудейском удивляли и смущали всех, кто слышал.
Смутили они и царских слуг, которые немедленно донесли царю Ироду, что в Иерусалиме появились богатые учёные люди с Востока, которые ищут якобы родившегося здесь Царя Иудейского, и что слова их возбуждают народ, народ волнуется. По городу давно ходят слухи, что Мессия вот-вот должен появиться на земле Израильской.
Весть о чужеземных волхвах привела в замешательство Ирода. Слухи о скором явлении Мессии были ему известны. Ирод знал, что народ его ненавидит, считает узурпатором Давидова престола. Царская власть досталась ему не по наследству и не по выбору народа. Где подкупом, где насилием, где угодливостью перед римским кесарем отнял Ирод престол у потомков Давида. Он был ненавистен и богатым иудеям, чьи головы он не щадил, и простому народу, и священникам, привилегии которых он сильно урезал. К тому же все гнушались им как язычником. Ирод понимал, что в любой момент у него могут отнять трон. В последние годы он стал особенно подозрительным, по любому доносу казнил своих явных и мнимых врагов. Казнил некоторых детей своих, поверив, что они затеяли против него заговор. Приказал отрубить голову даже любимой жене. Услышав о родившемся Царе, Ирод особенно встревожился, подумал, что люди воспользуются его старостью, отнимут власть и передадут её новорождённому Царю. Но он отверг совет своих слуг схватить персидских учёных и под пытками выяснить у них, где родился новый претендент на его престол. Он решил поступить хитрее, приказал привести к нему во дворец священников и книжников, которые хорошо знают Священное Писание.
— Где, по словам пророков, должен родиться Мессия? — спросил у них Ирод.
— В Вифлееме, городе Давидовом, — ответили ему книжники. — Так написано пророком Михеем!
Ирод отпустил священников и книжников и приказал своим слугам:
— Вот теперь ведите ко мне персидских волхвов. Ведите, как важных гостей. Я приму их со всеми почестями.

                                                                              4

Ирод перед волхвами прикинулся благочестивым, боголюбивым. Ему нужно было узнать через них, кто родители Мессии, и погубить Младенца. Поприветствовав волхвов как важных гостей, царь Ирод спросил у них:
— Что привело вас в наше царство? Торговые дела или учёные изыскания?
— Ни то ни другое, — ответил Мельхиор, как старший из волхвов. — Нас привела в вашу страну путеводная звезда? Она указала нам, что здесь родился Мессия, и мы пришли, чтоб поклониться ему, но не знаем места, где он родился.
— Я укажу вам это место, — сказал царь Ирод. — Мне известно, где он родился, и я собираюсь в скором времени, как только завершу спешные дела, поклониться ему.
Волхвы удовлетворённо переглянулись. Ответ Ирода им понравился.
— Где Он сейчас? — спросил Мельхиор.
— В Вифлееме, — ответил мягко, с улыбкой Ирод, чтоб окончательно расположить к себе волхвов. — Неподалеку от Иерусалима. Идите туда, разузнайте всё о Младенце, здоров ли Он? Не нуждаются ли в чём Его родители? И на обратном пути сообщите мне всё о Нём, чтоб и я мог пойти поклониться Ему.
Волхвы со всем своим караваном направились в Вифлеем. И снова звезда появилась на небе, и снова стала указывать им путь. В Вифлееме звезда остановилась над домом, где находилось Святое Семейство.
Шумно стало в небольшом тесном дворе дома, когда слуги волхвов стали вносить в него всё, что привезли из Персии. А волхвы вошли в дом, увидели Марию с Младенцем, поклонились Ему до земли и поднесли дары свои: золото, ладан и смирну. Потом они поведали Иосифу и Марии о своём путешествии из Персии вслед за чудесной звездой, как царь Ирод встречал их, как обещал он прийти в скором времени в Вифлеем, чтоб поклониться родившемуся Царю Иудейскому. Мария слушала рассказ волхвов с прежним чувством счастья, надеждой и верой, что Сын Её — долгожданный народом Мессия, запоминала каждое слово волхвов. Но известие о том, что сам царь Ирод собирается прийти поклониться Младенцу, встревожило Её. Она слышала об Ироде как о коварном тиране, бессердечном злодее, который не пощадил даже сыновей своих и любимую жену. Неужто он образумился? Неужто и впрямь решил склонить свою голову перед Её Сыном?
Волхвы намеревались утром на следующий день отправиться в Иерусалим к Ироду, чтоб рассказать ему о Младенце. Но ночью Мельхиору явился во сне ангел, открыл ему настоящий замысел Ирода и повелел идти в свою страну другим путём, минуя Иерусалим.
С Рождеством Христовым вас, друзья!

1 Ответ на данный момент

  1. Светлана:

    Уважаемый Пётр Фёдорович, меня тоже давно интересует эта тема, самые истоки, что есть истина, а что легенда. Спасибо, с удовольствием познакомилась с Вашим видением происходившего.
    Творческих побед!
    С Рождеством!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *