Владимир Кокинский. Прощёное воскресение

В какой-то момент я устал от глубоких слов, сошедших до пустых фраз, от мудрых диалогов, превратившихся в засаленные штампы.

— Прости меня за всё.

— Бог простит и я прощаю.

«На очередном заседании Государственной Думы, депутаты обсудили…». Не похоже?

Грустно, но мы как-то странно понимаем смысл Прощёного Воскресенья. Каждый год бывает отчего-то тошно; слова прощения, произносимые и слышимые мной каждый год, вызывают отторжение.

За что мы просим прощения? Я решил на каждую просьбу о прощении откликаться своей просьбой, не краткой, а подробной. И к концу дня, оказался в состоянии умиротворённой печали, так как всякий раз, прося прощения у собеседника, пытался припомнить всё, что могло обидеть, оскорбить или задеть его. Не нашлось ни одного человека, для которого мне пришлось что-то выдумывать! Для каждого нашлись слова. С каждым были связаны неприятные моменты, которые тянули мою душу и оставались ранами в душах моих товарищей.

И это поразило! «Прости меня за всё». Как просто и удобно. Составляя договор с клиентом, считая сдачу в магазине или проверяя машину после автосервиса, мы вряд ли с такой же лёгкостью отнесёмся к этим процедурам. «…В случае невыполнения вышеуказанных требований, Поставщик имеет право…», «…на правой передней двери неглубокая царапина…», «Прости за ВСЁ»!

Мы всего лишь люди: не промышленная химия, не макароны и не автомобили. Неплохо хотя бы иногда, хотя бы по прощёным воскресеньям, немного, совсем чуть-чуть покопаться в себе и попросить прощения у своих близких не за всё, а за свои конкретные дела и слова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *