Ольга Малыгина. Надо верить

Эту историю я услышала от нашего соседа – Николая Ивановича, которого мы с детства звали – дядя Коля. Я знала, что он работал на стройке бульдозеристом. В 70-ые годы он отправился в командировку в Иран на какую-то стройку.

Жена с дочкой получали от него короткие письма, в которых он писал, что работает, скучает и надеется на скорое возвращение. Но вдруг письма перестали приходить. Его жена прибежала к нам в слезах, рассказала, что в Иране война, и четверо наших строителей попали в плен.

Через несколько месяцев дядя Коля вернулся домой. Он заметно похудел, стал каким-то молчаливым, на висках заблестела седина.

О своих приключениях сосед ничего не рассказывал, но однажды, придя к нам в гости, он выпил, расслабился и поведал нам историю о своём времени, проведённом в плену.

В тот злосчастный день Николай ровнял площадку для нового объекта.

С ним в паре работали ещё два товарища. К обеду приехала легковая машина «Жигули», на которой повариха Валя, привезла еду на рабочее место. Сытно пообедав, строители решили отдохнуть. Николай лёг около бульдозера, от которого падала тень, а друзья Генка и Пашка пошли провожать Валю до машины. Солнце слепило глаза, воздух казался раскалённым от жары. Вдруг в тишине прогремел какой-то взрыв. Мужчины тревожно посмотрели на небо, но оно было голубым, безоблачным, как высокий купол.

Строители почувствовали, что произошло что-то страшное. Валя решила вернуться назад в город, но её муж Гена, не отпустил её одну и увязался с ней, приказав друзьям охранять технику на объекте. Прошло более получаса, Пашка не находил себе места и ходил взад, вперёд.

— Что ты маячишь? – сказал Коля, — ведь ничего неизвестно, всё будет нормально.

Но в этот момент Пашка увидел в небе чёрный дым, который окрашивал голубое небо.

— Садись на экскаватор, а я – на бульдозер, поедем в город, — сказал Николай. Так и сделали. Проехав несколько километров, строители увидели горевший «Жигулёнок», но в машине никого не было. Пашка бегал вокруг машины и приговаривал: «Вот откуда этот чёрный дым! Но, где же Сорокины?»

Вдруг из-за поворота выскочили несколько человек в чёрных одеждах и масках, они были вооружены автоматами. Окружив строителей, угрожая оружием, приказали им идти вперёд. Недалеко стояла бронемашина, около неё сидели испуганные Генка и Валентина со связанными руками, к ним подвели Николая и Пашку. Несколько часов пленные просидели около бронемашины.

В это время каждый думал о своём: Валя закрыв глаза шептала какую-то молитву, Генка пододвинулся к ней поближе, Пашка испуганно крутил головой по сторонам, Николай смотрел на заходящее солнце и думал, неужели, это конец, но хочется жить и любить родных… Надо верить в лучшее, гнать плохие мысли.

Тут подъехала машина, из которой вышел высокий худой человек. Все люди кинулись к нему, что-то выкрикивая и показывая в сторону пленных. Этот военный подошёл к сидящим и показал рукой, чтобы они встали и шли за ним. Пленные побрели подталкиваемые дулами автоматов.

Им приказали спуститься в яму, которая была вырыта в земле, глубиной около четырёх, пяти метров и шириной метра два. Всем развязали руки и начали толкать в яму. Мужчины по одному спустились в яму, а потом помогли Вале. На дне ямы была вода.

К ночи стало холодать. Валентина тихо плакала, прижимаясь к мужу и повторяла: «Они убьют нас, для них нет ничего святого!» Геннадий успокаивал её, он надеялся, что их не оставят в беде. Но Пашка вёл себя как паникёр, он начал кричать, биться головой о стену и скулить: «Я не хочу умирать, у меня двое детей, я хочу жить!» Николай не выдержал схватил его за рубаху и трепанул за грудки.

— Хватит позориться, мы же русские, не показывай, что ты боишься. Попали мы в переплёт, но надо верить, что найдём выход и выкрутимся. Потерпим до завтра, утро вечера мудренее, что-нибудь придумаем! Давайте спать!

Как только забрезжил рассвет, в лагере началось какое-то движение.

Генка прислушивался к каждому слову и предположил, что они куда-то уезжают. Через полчаса стало тихо, вдруг какой-то человек спустил на верёвке сумку, в которой была бутыль с водой и небольшая лепёшка. Николай ловко поймал сумку, поделил хлеб, а воду пили по очереди. Честно говоря, есть почему-то не хотелось. Все мысли были направлены на то, чтобы как-то выбраться из этого земельного мешка.

— Надо бежать! Пока они не вернулись! – сказал Генка.

— Я согласен! – кивнул Николай.

Но Пашка сидел в углу ямы и молчал. Гена сказал: «Коля, я встану тебе на плечи, а Паша заберётся на меня. Вот такая пирамида поможет нам выбраться. А то сидим, как мыши, и дрожим. Надо попробовать, только осторожно!»

Вдруг Пашка тихо произнёс:

— Я никуда не побегу!

Валя покачала головой и промолвила:

— Я помогу вам!

Так и сделали, Валя увидела, что в лагере было два охранника: один дремал вдалеке, а другой – возился у костра. Оглядевшись, женщина осторожно выбралась из ямы и протянула руку мужу.

Николай схватил Пашку за шиворот: «Быстрее, мы без тебя не уйдём! Не оставим тебя умирать в этой норе!»

Парень поднялся к нему на плечи и вскоре был на свободе. Но тут один из охранников кинулся к беглецам, выстрелив из ружья. Завязалась драка.

Через несколько минут Колька увидел, что к нему спустилась верёвка, которую держали Сорокины. Он непослушными руками схватился за неё и полез вверх.

Пашка был ранен в ногу, Николай тащил его на плечах. Вскоре беглецы удалялись от зловещего места в направлении к городу.

На дороге они увидели бульдозер, который оставили вчера. Вот на нём они и доехали до города и до посольства, где их немедленно отправили в госпиталь и оказали медицинскую помощь. Все остались живы, Павлу сделали операцию, теперь он немного хромал.

Позже они узнали, что бандиты хотели получить за них выкуп. Хорошо, что они вовремя убежали и сумели сориентироваться в трудной ситуации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *