Евгений Крестьянников. Байкер и монахиня

— Ну что там, в этом большом городе? На жилье цены огромные. На работу не устроиться.

— Ты не понимаешь! Там настоящая жизнь! Меня вообще депрессия накрыла, когда я вернулась домой. Здесь нет будущего.

— Как же нет? Купим домик, сделаем ремонт. Поженимся. Деток нарожаем.

Но Дашу такой вариант не устраивал. В ее мыслях был мегаполис.

 

Леша и Даша встречались уже несколько лет. Он простой деревенский парень. А девушка, работая на небольшом предприятии провинциального городка, мечтала жить в большом городе.

 

Спустя несколько месяцев ее повысили в должности, и она самостоятельно направилась в командировку от предприятия.

Домой Даша вернулась только за вещами. Ничего не сказав, уехала туда, куда стремилась много лет.

Леша сидел у реки и бросал камни в воду. Он не понимал того, что произошло. С Дашей они не ладили и взгляды всегда разнились. Но почему-то накрыла тоска, одиночество.

Время шло. Леша жил своей жизнью. Дома хозяйство, огород. И конечно, двухколесная техника.

Купил тяжелый мотоцикл с коляской, и принялся мастерить из него что-то подобное байкерскому стилю. Ближайшая зима была посвящена именно этому делу.

Однажды все резко стало меняться. Лешина мама нашла объявление в газете о вакансии торгового представителя.

Папа одолжил свою машину, и на следующее утро Алексей находился в офисе крупной компании в областном центре. В папиной рубашке и с неуклюже завязанным галстуком.

 

И уже спустя неделю он ехал из главного офиса компании на новеньком Форде Фокус, выданным фирмой для рабочего использования.

Дела на новой работе стремительно шли вперед. Заочное обучение в институте подходило к последнему курсу. Сессия, экзамены, зачеты.

Защищал дипломную работу Алексей уже в должности руководителя отдела.

 

Прошло много лет.

К старинному монастырю подъехала группа байкеров. Около тридцати огромных, красивых мотоциклов выстроились в ряд у монастырский ворот. Возглавлял группу президент байк-клуба Алекс, он же Алексей. Его мотоцикл был самый огромный и мощный. Настоящий Harley Davidson. С ним на мотоцикле сидел его четырнадцатилетний сын.

Скрипя кожаными костюмами, все мотоциклисты подошли к воротам. Сняли перчатки и трижды перекрестились. Их уже ждал священник, который благословит на мотопробег. Байкеры почтят святыни Руси и должны объехать большое количество храмов, монастырей и святых источников.

Около сорока минут длился молебен, после которого священник окропил святой водой путешествующих. Выйдя из храма, Алексей в хромовом кожаном костюме, держал на вытянутых руках икону святителя Николая Чудотворца.

Пока несколько ребят проверяли техническое состояние мотоциклов, остальные любовались монастырем.

Алексей стоял у кованой ограды перед огромной цветочной клумбой. Высокая, но сгорбленная монахиня копалась среди цветов.

— Даша?! – с удивлением воскликнул байкер Алекс.

Монахиня, с изуродованным шрамами лицом, подняла взгляд:

— Здравствуй, Леша!

— Даша! Ты здесь, в монастыре? Но как?

— Да вот так. По промыслу Божиему.

— Что ты сказала? Я не верю своим ушам.

— И не верь. Один Господь знает, что у нас внутри. А наговорить мы можем чего угодно.

— Но как ты сюда попала. Ты же в Бога не верила.

— Было и такое, прости меня Господи — с тяжестью выдохнула монахиня.

— А что с твоим лицом? Авария?

— Пластические операции с регулярными побоями. Красивая жизнь она такая, Леш. Я связала жизнь с богатым человеком, но он любил выпить. В один вечер я схватила сумочку с паспортом и в чем была, выбежала на улицу.

Долго сидела на лавочке в сквере и рыдала. Идти было некуда. К часу ночи я стала замерзать. Добрая женщина Лидия подошла среди ночи, когда я легла на лавку, прижав к себе ноги и дрожа от холода.

Она жила в доме напротив и увидела меня еще с вечера. Ночью встала для молитвы, посмотрела в окно и подумала, что мне плохо.

Лидия накормила меня и уложила спать. В ее квартире пахло ладаном, а перед иконами горела лампада. Долго я смотрела на них и много думала.

Той ночью я вспомнила свое счастливое детство и юность. Поняла, что я получила то, чего добилась исключительно по своему желанию и своими поступками.

— Так почему же ты не вернулась тогда домой?

— Я хотела, но ты видишь мое лицо? Разве могла я предстать перед родителями в таком виде? Лидия меня жалела и подолгу со мной разговаривала. Понемногу я стала приходить в монастырь вместе с ней.

Через несколько месяцев, Лидия предложила мне исповедаться. Я не понимала, зачем нужна исповедь? Зачем нужно постороннему человеку рассказывать о своих мерзких, гнусных поступках.

— И зачем же? — С интересом спросил байкер. — Я тоже никогда не исповедовался.

— Когда сожалеешь о том, что сделал плохо. И решил, что больше этого не хочешь совершать. А через священника грехи отпускает Сам Бог.

— Сам Бог?

— Да, именно ради этого Господь принял Крестную Смерть! Чтобы мы имели возможность избавиться от греха. Когда я исповедалась, а на следующий день впервые в жизни причастилась – то получила новый глоток жизни.

— А как же ты стала монахиней?

— День за днем трудилась здесь, под покровом Матушки Богородицы. Потом стала послушницей и уже жила в монастыре. А остальное – тайна! Тайна монаха и Бога.

— Я не могу поверить всему происходящему. Кому рассказать, так не поверят.

— А ты и не сказывай никому. Прощай Леша. Если будет возможность, молись за монахиню Дионисию.

— Постараюсь. А кто это?

— Это я.

 

Мотопробег длился две недели. Каждый день колонна байкеров, во главе с президентом клуба Алексом, проезжали несколько сотен километров. Посещали много храмов и монастырей.

По приезду в последнюю обитель, в Крыму, Алексей долго беседовал со священником.

А на следующий день, со свечой в руках, стоял в очереди на исповедь.

 
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *