Елена Серёгина. К 220-летнему юбилею земляка Бутенёва И.П.

Бутенёв Иван Петрович
(26.12.1802г.р. – 5.03.1836г.)

 

В семье старинного дворянского рода Петра Семёновича Бутенёва и жены его Александры Васильевны двадцать шестого декабря тысяча восемьсот второго года родился сын Иван – самый младший, последний ребёнок.

Это второй, самый знаменитый род Бутенёвых из трёх существующих, ведущий начало от Романа Бутенева, которому «за московское осадное сиденье» Василий Шуйский присвоил звание дворянина, пожаловал поместье в Белёвском уезде и подарил несколько деревень в Калужской губернии, записан в VI часть родословной книги Тульской губернии. Белёвскому дворянству приписывались и его потомки.

Иван Петрович – герой Наваринского сражения 1827 года. Несмотря на свою бедность, благородный глава дал Ивану хорошее домашнее образование. Девятого июня 1815 года был определён и получил образование в Морском кадетском корпусе (МКК). Отец посоветовал ему продолжить военную карьеру их рода, правда, сухопутного. Морскую стихию Иван предпочёл сам. В 1817 году произведён в гардемарины. В этом же году с мая по сентябрь находился в своём первом практическом плавании на бриге «Феникс». Также в этом плавании участвовали лучшие воспитанники МКК, назначенные по воле Государя: трёхкампанцы П.Станицкий, П.Нахимов, З.Дудинский, Н.Фофанов и двукампанцы П.Новосильский, С.Лихонин, В.Даль, Д.Завалишин, И.Адамович, А.П.Рыкачёв, Ф.Колычев. Двадцать третьего февраля 1820 года выпущен из МКК с производством в мичманы Балтийского флота. Назначен на галиот «Факел». Находился в плавании между Кронштадтом и Ригой. В 1821-м году на транспорте «Хвостов» плавал в Финском заливе.

Во временных рамках 1822 – 1825гг. совершил кругосветное путешествие до Камчатки на фрегате «Крейсер» под командой капитана М.П.Лазарева. Корабль был под парусами 457 дней. Когда вернулся, моряк Семён Крашенинников записал: « Щёголем возвратился из вояжа фрегат «Крейсер». Нас, гардемарин, возили тогда осматривать это образцовое судно. Живо помню, как поразили меня, развешенные в батарейной палубе расписания и ортодонансы на чертежах фрегата, какая была чистота и всё дышало порядком. Батарейная палуба находилась в ведении Бутенева». По возвращении награждён орденом Святой Анны третьей степени. В 1826г. на корабле «Азов» перешёл из Архипелага в Кронштадт и 30-го декабря произведён в лейтенанты флота.

В 1827-м перешёл из Кронштадта в Портсмут, присоединился к эскадре контр-адмирала графа Л.П.Гейдена и в её составе участвовал в Наваринской битве, где командовал шканечными орудиями и потерял правую руку, оторванную по плечо ядром, продолжал командовать, перенёс ампутацию. За отличие произведён в чин капитан-лейтенанта и 21-го декабря 1827 года награждён орденом Святого Георгия четвёртого класса. Из рапорта на высочайшее имя командира русской эскадры контр-адмирала Логин Гейдена: «В ходе сражения ему оторвало ядром правую руку, однако, он оставался долгое ещё время наверху, побуждая людей к исполнению долга и, наконец, не иначе сошёл на низ, как после многих убеждений. Во время самой ампутации руки его, услышав громогласное «Ура!», издаваемое матросами при падении мачт со сражавшегося с нами корабля, не внимая ужасной той боли, которую, без всякого сомнения, он чувствовал, вскочил и, махая оставшеюся рукою, соединял с нами свои восклицания и всеми мерами старался ободрять тех раненых, коими кубрик тогда был наполнен. Такой подвиг мужества, я льщу себя надеждою, что заслужит начальническое внимание». П.С.Нахимов в письме М.Ф.Рейнеке также характеризует своего друга как доблестного командира, не щадившего себя ради спасения матросов: «Бедный Бутенев. Надо было любоваться с какой твёрдостью он перенёс операцию и не позволил себе сделать оной ранее, нежели сделают марсовому уряднику, который прежде него был ранен». «Увечье не изменило его характера. Он остался таким же хладнокровным и невозмутимым и в самый сильный шторм, и в виду неприятеля». В этом морском сражении, принесшем неувядаемую славу русскому флоту, Бутенев бок о бок бился с адмиралом Лазаревым и будущими адмиралами Нахимовым, Корниловым, Истоминым. За героизм кораблю «Азов» и 12-му флотскому экипажу, из которого был укомплектован личный состав, впервые в истории русского флота был присвоен Георгиевский кормовой флаг и Георгиевский вымпел в честь достохвальных деяний.

В 1828 – 1829гг., командуя бригом «Ахиллес», крейсировал в Архипелаге и Средиземном море, ходил к Константинополю, принимал участие в блокаде Дарданелл, но заболел и был доставлен на фрегате «Елена» в Кронштадт. Оправившись от болезни, сопровождал прусского принца на пароходе «Ижора» от Кронштадта до Штеттина и получил орден Святого Владимира четвёртой степени. С 1831 по 1833 годы, командуя двадцатипушечным бригом «Парис», перешёл из Кронштадта в Архипелаг, затем в Одессу, обратно в Архипелаг, потом в Константинополь.

Посетив Египет, собрал немалую коллекцию древностей: бесценный папирус по экспертизе коему 3000 лет, две заупокойные плиты Среднего царства, алебастровую канопу позднего времени, бронзовые статуэтки египетских божеств и священных животных, несколько так называемых «ушебти», мумию набальзамированного крокодила. Таким образом, Ивана Петровича можно по праву назвать одним из основоположников отечественного востоковедения. Хотя, его имя было для науки египтологии незаслуженно забыто многие годы, ему не нашлось место ни в одном энциклопедическом словаре. Следуя высказыванию, что у Бога всегда всё вовремя, особенно для тех, кто терпелив, Господь определил к 220-летию со дня рождения И.П.Бутенёва снова воссиять его славной фамилии!

Восьмого февраля 1833 г. Бутенёв назначен в флигель-адьютанты свиты Его Величества и награждён орденом Святого Станислава третьей степени, а от турецкого султана – золотой медалью. Тридцатого августа 1834г. произведён за отличие в капитаны второго ранга и назначен командиром двенадцатого флотского экипажа и корабля «Память Азова». Иван Петрович – автор нескольких статей по вопросам военно-морского дела.

Перед ним открывались великолепные служебные и придворные перспективы, но судьба распорядилась иначе. Никаких воспоминаний о его личной жизни не дошли до наших дней. Напрашивается вывод, что он был одиноким, бездетным. Просто не успел обзавестись семьёй. Из привычек – любил перед сном попить чаю, настоянному на белёвской мяте. И.П.Бутенёв умер в Санкт-Петербурге 5-го марта 1836 года в результате тяжёлой болезни, вызванной ранением в Наваринской битве; « разстройство, причиненное симъ въ обращенiя крови, подвергало его безпрерывнымъ недугамъ» (сохранена орфография оригинала ). Похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, из списков исключён 11 марта. В газете «Северная пчела» № 59 от 12 марта 1836 года опубликован некролог. Современники высоко оценили деятельность верного сына страны. Бутенёв назван «одним из достойнейших флотских офицеров» и его недолгая жизнь охарактеризована как полезная для Родины, «ознаменованная знанием своего дела, блистательной храбростью и пламенным рвением к исполнению своего долга».

В 1854-м году экспедиция фрегата «Паллада» нанесла на карту остров в Японском море, дав ему имя Ивана Бутенева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *